Партизанская война в России XXI века

«…необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона
в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать,
в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения».
Из Всеобщей Декларации прав человека

Для начала партизанской войны (для начала, о «победе» пока говорить не будем) необходимо три вещи:
1) Собственно люди, которые станут партизанами.
2) Хотя бы умеренное сочувствие остальной массы населения
3) Первоначальная материальная база
Есть ли всё это на территории, называемой ныне Российской Федерацией? Давайте, посмотрим.

Итак, собственно будущие партизаны. Это отчаявшиеся люди. Т.е. те, кто устал бояться, терпеть и утираться. И одновременно устал делать вид, что можно еще как-то жить дальше в прежнем режиме, мол остаются ещё какие-то реальные перспективы и цели для «нормальной», «обычной» жизни здесь и сейчас.

А ведь таких людей в России уже немало. Индивидуальные и коллективные унижения последних десятилетий упорно делают своё дело – здесь можно вспомнить всё, от казалось бы умозрительной потери имперского статуса до ежечасно наблюдаемого обывателем разгула олигархического веселья, этнического криминала и чиновничье-ментовского беспредела.

И какие перспективы остаются у человека в этой жизни? В 90-е годы ещё был распространён призрак личного материального успеха, сейчас он так скукожился, что уже любой инфантил понимает – в сложившейся системе не быть ему не то что «абрамовичем», но даже сыном начальника ГУВД не быть… По состоянию на 2010 год никакие заманухи уже не катят – от «вставания России с колен» до «ипотеки» – всё либо гавно, либо лажа, либо развод лохов.

СМИ выливают на голову такое количество золочёного гламура, что становится понятно – жить нужно именно и только так, с куршавелями, бентлями и моделями, ну или хотя бы чуть-чуть «попроще» – при этом многим уже кристально ясно, что даже уровень московского «мидл класса» для них недостижим. Крепостным крестьянам было проще, хотя бы потому, что им не приходилось мысленно примерять на себя уровень жизни бар.

При таких раскладах человек неизбежно чувствует – даже если и не понимает отчётливо – что всю дальнейшую жизнь он обречён жить униженно и неполноценно по сравнению с действующими «хозяевами жизни». Верхушку «хозяев» он постоянно видит в мерцании телевизора, а низы «хозяев», от ментов до кавказских спекулянтов, задевают его едва ли не ежедневно. И никакая «нормальная» жизнь человека от этого чувства унижения не избавит – ходить на «нормальную» работу, любить или воспитывать детей – всё пройдёт в этом чувстве перманентной неполноценности и унижения. Неполноценности и унижения на всех уровнях бытия – от «геополитического» до самого личного и интимного.

Большинство с этим чувством перманентного унижения примиряет страх – от страха ментов и «бандитов» до страха просто изменить привычную набившую оскомину рутину «жизни». Но здесь, уже в силу статистики, некоторый процент просто устанет, уже устаёт бояться. К такой «усталости» могут подтолкнуть как личные особенности (от темперамента борца до политических вкусов «экстремиста»), так и резкие события индивидуальной жизни (унизили чиновники, обидели «чурки», избили менты и т.п.)

Вот таких людей, потерявших страх и надежду, в современной России уже достаточно. Это очевидность и данность наших дней.

Но таких потенциальных «партизан» конечно же меньшинство. На индивидуальном уровне они появляются даже в самых благополучных обществах. В неблагополучных – как в России – их заметно больше. Но сами по себе они не представляют для системы и хозяев жизни глобальной опасности. Они становятся таковыми только при, пусть пассивном и робком, но сочувствии большинства или хотя бы значительного сегмента общества. Без такого сочувствия, такой «поддержки масс», они – «партизаны» – лишь досадные мелкие неприятности для хозяев жизни.

Есть ли такое пассивное сочувствие в России сейчас? Есть. О перманентном унижении и лишении большинства смысла и достойных перспектив жизни уже упомянуто ранее. Но оно конвертируется в «сочувствие» к партизанам при условии, что большинство общества осознаёт сложившееся положение не только как «неудобное», «плохое», унизительное, но как противоречащее справедливости и фундаментальным основам бытия, «нелегитимное»…

Когда крепостных пороли на конюшне, они считали это плохим, но вполне «легитимным» явлением, которое освящал «царь, бог и воинский начальник». Таким «воинским начальником» был тиран и вождь Сталин, таким для многих десять лет назад показался Путин. Но к исходу первого десятилетия XXI века в России легитимность существующего положения вещей стала подобна нано-технологиям – вроде где-то в мире такое и возможно, но точно не у наших чубайсов…

Сейчас большинство населения воспринимает существующий здесь «строй» – этот то ли «капитализм», то ли новый феодализм, от путинских олигархов сверху до ментов внизу – как нечто абсолютно чужое, крайне неприятное и явно враждебное. При этом большинство уже чувствует, пусть неуверенно, что вся эта кодла ведёт страну, её народ, всех нас к какому-то неизбежному, но неумолимому пиздецу. Этот «большой пиздец» – когда рухнет всё, что ещё не разворовали – просвечивает сквозь плешь Путина, яхты Абрамовича и серые ряды ментовских туш на Триумфальной площади Москвы, его призрак бродит во Владивостоке и Междуреченске…

В 90-е годы разномастные патриотические газеты любили называть власть оккупационной. Но если быть честным, то такое отношение к власти тогда совсем не было повсеместным. Сейчас существующий режим никто оккупационным не называет, но под казённые вопли о патриотизме, привычным становится именно такое восприятие «режима».

Оккупанты, как известно, частенько убивают аборигенов на оккупированных территориях. Так вот в наши дни у общества в России буквально рябит в глазах от сообщений, как захватившие власть оккупанты убивают людей – будь то оккупанты с чеченскими бородами, оккупанты в чиновничьих иномарках с мигалками или оккупанты в форме сотрудников МВД РФ.

А когда неизвестные «народные мстители» или просто лихие люди где-то там мочат оккупантов, это, как известно из истории, не вызывает у обывателя сильного отторжения. Наиболее близкими и удобными для такого мочилова «оккупантами» в РФ являются именно менты. Насилие сверху давно стало привычным, постепенно общество привыкает и к насилию снизу…

Благожелательную реакцию заметной части общества на вооруженное выступление против оккупантов продемонстрировали последние события в Приморье, в Уссурийске, этом старинном партизанском крае, где стараниями нынешних хозяев жизни всё ярче блестят улыбки наших добрых-добрых китайских соседей…

А что думали эти ребятишки в Кремле и прочих куршавелях – можно увлечённо загонять Россию в положение латиноамериканской страны образца прошлого века и не получить обязательное для такой страны приложение, как партизанская герилья? Нет, основные законы мироздания неумолимы и универсальны, даже если «банановая республика» экспортирует не бананы, а нефть и газ.

Кто-то может поморщиться – ну какие мол там были партизаны, просто бандиты-отморозки то ли со «свастиками», то ли с «аллахакбаром»… Для таких уёбищных интеллектуалов уже очень давно всё сказал известный спец по партизанской войне товарищ Мао Цзэдун: «Революция – не ужин при свечах, не литературный вечер, не рисование и не вышивание. Она совершается без вежливости и изысканности. Это акт насилия».

И такой акт насилия бывает красивым и эстетичным только в кино, снятом в жанре альтернативной истории или лёгкого порно (вот где хорошо смотрелись бы все сотрудницы пресс-службы МВД РФ). Реальность же куда грубее и гаже, обычно весьма некрасива и не может понравиться политическим и прочим эстетам всех мастей. «У убитых милиционеров были дети…» – ага, а у повешенных советскими партизанами полицаев детей было ещё больше, семьи тогда вообще были более многодетными…
Сильно подозреваю, что начинающаяся партизанская война «без вежливости и изысканности» не понравится ни «коммунистам», ни «патриотам», ни «либералам». Оккупантам и коллаборационистам тем более, но с ними в военных условиях и говорить то не о чем и незачем. А вот с остальными поговорить пока стоит.

В существующих условиях партизанская война в современной России будет неизбежно идти под националистическими или нигилистическими лозунгами и вести её будут люди, далекие от интеллектуальной «изысканности». Так что многочисленным любителям политик, конспирологий и идеологий еще не раз придётся поморщиться. Ну да у них это всегда хорошо получается, благо стреляют еще не у ближайшего ларька и крем от морщин пока не в дефиците.

Вот здесь и пришло время поговорить о неполиткорректной и не слишком красивой партизанской базе. В сугубо материальном смысле для войны нужны оружие и деньги. И то и другое партизанам приходится искать «на земле».

В современной России по земле бродит как минимум пара миллионов вооруженных ментов, солдат-срочников, разнообразных «силовиков», вплоть до климактеричных разведёнок, именуемых «федеральными судьями», которые «по закону» имеют право на огнестрельное оружие в отличие от прочих терпил, именуемых гражданами РФ. Одним словом, по России у самой земли (уже не говоря о разворовываемых складах и прочем «криминальном» оружии) бродит внушительное количество доступных стволов в потных ладошках не самых боеспособных граждан. И эти граждане с взопревшими ладошками очень хотят жить, в отличие от партизан, которые «жить» уже не хотят.

Поэтому результаты первоначальной борьбы за оружие вполне очевидны, хотя и выглядят совсем не эстетично. Действительно, мочить промышляющего мелким взяточничеством на дороге сотрудника ППС/ДПС дабы завладеть его старым АКСУ – это не красиво. Но как говорится – a la guerre comma a la guerre…

Теперь о деньгах, без которых, как завещал Наполеон, воевать совершенно невозможно. В современной России подходящие для «самофинансирования» партизанской войны деньги рассыпаны по всей стране у земли точно так же как и стрелковое оружие. Отбросим политкорректность – это имущество многочисленных и повсеместных кавказских спекулянтов. Кассы их ларьков и лотков для начинающих партизан куда доступней банковских сейфов. А экспроприация кавказских «приятелей» у большинства местного населения не вызовет недовольства. Некоторые эстеты от политики тут опять поморщатся (здесь надо бы вставить рекламу крема от морщин). Но положа руку на сердце, даже для людей далеких от ксенофобии ситуация с этническими торгово-криминальными группировками в современной России всё более напоминает национальное угнетение коренного населения, прежде всего славянского.

Таким образом, современные партизаны, люди отчаяния и воли, для обеспечения своей деятельности – «восстания против тирании и угнетения» в формулировках Генассамблеи ООН – будут убивать не только охраняющих закон и порядок садистов в ментовской форме, но и мирных кавказских спекулянтов.

Именно так и родятся первые группки партизан. Условия и причины их появления бегло описаны выше.
Против партизанского «отряда» из нескольких человек, как показывает практика, власть будет бросать тысячи. На первый взгляд ситуация безнадёжна. Но только на первый. Эти коррумпированные толпы «сотрудников» будут бестолково носиться по городам и весям, еще более раздражая населения. О том, как плохо и невыгодно для власти проводить против партизан крупные «войсковые» операции хорошо писали еще в 20-е годы прошлого века Тухачевский и Эйдеман, уж они то были профессионалами и практиками не чета евсюковым и нургалиевым…

«Сотрудники» могут бить, убивать и пытать, но вот помирать за дело кошельков путинской олигархии они явно немотивированны. И никакие большие деньги тут кардинально не помогут, а никакой иной мотивировки в современной РФ у ментов нет и уже не будет. Поэтому оперативники из сталинского МГБ могли поодиночке ходить брать «лесных братьев», а современные чины из МВД и ВВ не приближаются к квартире, где засело трое автоматчиков, без бронетехники.

Конечно, на практике у ментов будет присутствовать такой «идейный» мотив, как личный страх и личная месть. Но вот такие «правоохранители» будут своими действиями, понятно какими, порождать новых партизан просто в геометрической прогрессии.
Из тех «силовиков» РФ, прежде всего военных, кто имеет опыт антипартизанской борьбы с чеченскими бандитами, отнюдь не все будут гореть желанием бороться с русскими партизанами в русских областях. Кто-то из военных и будет отрабатывать бабки, большинство будет делать вид что работает, а кто-то и задумается над тем в какую сторону тут надо стрелять…

И вот в одно «прекрасное» лето по некогда великой стране забегает несколько десятков вооруженных групп партизан, всего по несколько человек в каждой группе. От Приморья до Ставрополья, разбросанные по стране и связанные между собой только отдельными лозунгами и примером, распространяемым народной молвой в интернете. Забегают в отличие от предков не только по лесам, но и в зарослях серых коробок многоквартирных домов. За каждой такой изредка постреливающей группой власти придется бросать тысячи «сотрудников». А здесь еще обрушится очередная шахта или плотина, очередные и неизбежные при этой власти пикалёво и междуреченски… Кстати, как думаете, что будет из симбиоза «междуреченска» и «уссурийских партизан»? Будет типичное народное восстание, как его описывают в учебнике истории. Стеньки Разины и Емельки Пугачёвы с потёртыми калашниковыми и дешёвыми мобилами.

Устранить причины таких явлений власть не может (иначе ей придётся начать с устранения самой себя). Поэтому власть будет упорно и топорно их подавлять. Бунтующий народ будут бить и покупать мелкими подачками, стреляющих партизан будут загонять и неизбежно убивать. Но без устранения причин эти явления необратимы, и по прошествии ряда лет на всех бунтовщиков и партизан ресурсов и времени просто не хватит. Отдельные партизанские группы выживут, наберутся опыта, распространят влияние на целые районы, где вроде бы будет власть государства «РФ», а на деле – власть партизан. Вот так в XXI веке классическая партизанская война в стиле Мао и Че станет реальностью для нашей страны.

И вот настанет 2014 год… Олимпиаду в Сочи придется проводить при помощи фронтовой операции, куда стянут значительную часть ментов и внутренние войска со всей России. А тут еще и кавказская проблема, где неизвестно (или наоборот известно) кто страшнее – ваххабиты в «зелёнке» или прожорливые кадыровские гвардейцы… И группки русских партизан по областям России, некоторые уже с ресурсами и опытом. И неизбежные, всё более озлобленные «междуреченски», на которые уже не хватает ОМОНа. И всякие «несогласные» в столице и крупных городах, где тоже уже напряжёнка с ментами.
А может это будет в нашем веке не 14-й, а 17-й год… Факт, что будет. Ибо уже закономерно и оттого неизбежно.

Денис Давыдов

Метки: , ,

Оставить комментарий